Как здравницы Крыма за год поменяли владельцев

«Власть» продолжает изучать, как изменилась жизнь в Крыму с тех пор, как год назад жители полуострова проголосовали за присоединение республики к России. Судьба двухсот украинских ведомственных пансионатов и здравниц на территории Крыма заинтересовала Елизавету Сурначеву.

В последнее утро перед крымским референдумом президент Национального паралимпийского комитета Украины Валерий Сушкевич смотрел в Сочи соревнования смешанной лыжной эстафеты в компании российского главы Владимира Путина. Для Сушкевича это была уже вторая встреча с Путиным за время Паралимпиады-2014, проведение которой совпало с появлением неопознанных вооруженных людей в Крыму и подготовкой к голосованию за вхождение полуострова в состав России. После первой Сушкевич выступил с заявлением, что украинская команда не покинет соревнования, несмотря на обострившиеся отношения между странами. Второй и последний сорокаминутный разговор с российским президентом он закончил просьбой сохранить центр паралимпийской и дефлимпийской подготовки «Украина» в Евпатории. Путин, как рассказывал позже сам Сушкевич, заверил его, что никакие нецивилизованные, неправовые шаги по отношению к центру со стороны Российской Федерации предприниматься не будут.

Спустя десять дней после этого разговора полуостров стал территорией России, новые крымские власти внесли упомянутый центр в список национализируемых санаториев, а сам Сушкевич, по совместительству депутат Верховной рады от «Блока Юлии Тимошенко», был объявлен новыми крымскими властями персоной нон-грата. Однако слово Путина, поддержка Международного паралимпийского комитета и российского уполномоченного по правам человека Владимира Лукина сыграли весомую роль: в итоге евпаторийский центр остался в собственности Национального комитета спорта инвалидов Украины. Само учреждение оформлено как российское предприятие с иностранным капиталом и ведет собственную хозяйственную деятельность, уточняет директор по развитию «Украины» Георгий Черный. Серьезных проблем с приездом граждан Украины прошлым летом санаторий не испытывал, рассказывает он, поток снизился лишь к концу 2014 года, когда Украина ужесточила правила посещения Крыма, но в целом это обычное для низкого сезона падение. Летом прошлого года заполнять номера евпаторийского центра помогал Сбербанк, отправив на отдых две с половиной тысячи сотрудников. Президент банка Герман Греф лично прилетал на вертолете пообщаться с отдыхающими.

Сегодня «Украина» — единственный из ведомственных санаторно-оздоровительных комплексов на территории республики, не перешедший в российскую госсобственность.

Подсчет санаториев — чуть ли не первое, чем занялись новые крымские власти после референдума. Уже через десять дней Совет министров республики выпустил полный перечень санаториев и здравниц, переходящих в собственность Крыма. Дальнейшее расширение списка и распределение объектов между территориальными и федеральными органами власти заняло еще год, последние решения о национализации Госсовет принимал до конца февраля. С 1 марта этот вопрос считается закрытым: больше, согласно республиканскому закону, ничего национализировано не будет.

Сам процесс национализации и перевода в российскую госсобственность — республиканское ноу-хау. Юридически национализация оформлялась решением Госсовета, а переход того или иного объекта в управление определенным органам — постановлениями Совета министров (федеральный закон о присоединении Крыма и Севастополя позволяет до 2017 года регулировать имущественные отношения только местными документами). Само понятие «национализация» хоть и упоминается в российском Гражданском кодексе, но, согласно тому же ГК, требует принятия отдельного закона и возмещения убытков предыдущему собственнику. Никакой компенсации ни за один изъятый объект ни крымские власти, ни федеральные российские органы украинской стороне не предлагали.

Что досталось Кремлю

Вместе с полуостровом России досталось 200 ведомственных пансионатов и здравниц Украины, занимающих в общей сложности 1,5 тыс. гектаров и способных одновременно разместить почти 60 тыс. человек.

«Все национализированные имущественные комплексы, вся земля принадлежат Крыму, ни одного квадратного метра федеральной земли здесь нет»,— говорит министр имущественных отношений республики Александр Гордецкий. Федеральные органы власти получили имущество на правах безвозмездного пользования. «А безвозмездное пользование означает, что сегодня передали, а завтра куда-то еще передали»,— говорит Гордецкий. Сегодня из 30 крупнейших ведомственных санаториев Крыма половина отнесена к управлению федеральными органами.

Управление делами российского президента (УДП) стало одним из крупнейших бенефициаров среди федеральных органов власти. Весной управделами получило по наследству от Государственного управления делами Украины международный лагерь «Артек», но уже к концу года лагерь перешел в ведение республиканского Министерства образования. Но и без «Артека» УДП было щедро одарено крымскими властями: помимо госрезиденций и дач («Дубрава-2», «Малая сосновка», дачи N5 и 7 и Юсуповский дворец) ведомство распоряжается девятью из 30 крупнейших национализированных санаториев. Только половина перешла управделами от коллег из Государственного управления делами Украины, или как его называли, ДУСи (Державне управл? ння справами): это санатории «Алуштинский», «Гурзуфский», «Южный», «Зори Украины», детский пансионат «Радуга». Санаторий «Курпаты» достался от объединения профсоюзных санаториев ЗАО «Укрпрофздраница», от аппарата Верховной рады УДП получило «Нижнюю Ореанду», от донецкого олигарха Сергея Таруты — национализированное «Айвазовское». Еще один крымский санаторий в этом году перешел управделами от российских чиновников: это детский пансионат «Родина» в Евпатории, до недавнего времени находившийся в ведении Минсельхоза России.

Попасть на территорию санатория «Алуштинский» несложно: достаточно сказать на КПП, что ты направляешься, например, в отдел кадров. В преддверии курортного сезона санаторий и правда ищет новых сотрудников, а на самой территории проводится инвентаризация. «Алуштинский» в городе по привычке называют военным санаторием, коим он хоть и был с момента постройки в 60-х годах прошлого века, но последние 13 лет находился в ведении ДУСи. Новая подведомственность не отразилась ни на убранстве, ни на хозяйственной деятельности. К 2013 году долги по зарплате перед сотрудниками составляли около миллиона гривен, столько же — долги за услуги ЖКХ. В апреле прошлого года управление городского водоканала пыталось перекрыть санаторию пользование канализацией, но сотрудники просто пробурили в канализационной трубе лишнее отверстие.

Летом 2014 года самой многочисленной группой «отдыхающих» в санатории стали 200 беженцев с юго-востока Украины

Летом 2014 года самой многочисленной группой «отдыхающих» в санатории стали 200 беженцев с юго-востока Украины, которых через две недели отправили на дальнейшее размещение в регионы России. Сейчас в «Алуштинском» можно встретить лишь несколько пожилых пар, прогуливающихся по разбитым дорожкам вдоль изношенных зданий и площадок. Управделами президента денег на ремонт пока не обещало, рассказал «Власти» сотрудник санатория, в первоочередных планах — выплата зарплат и приведение в порядок коммунальных долгов.

«Нет какого-то особого подхода к распределению подведомственности объектов, есть прагматизм решений, чтобы все сотрудники остались с работой,— уверяет министр Гордецкий.— Какое-то из ведомств берет на себя нагрузку по содержанию объекта. Там же работают люди, и они ни при чем. Если есть угроза, что люди останутся без работы, имущество будет брошено, неважно, кому оно принадлежит, мы передаем санаторий в чье-то ведение».

Управделами полученное имущество не бросило и даже заработало в 2014 году 344 млн рублей за счет крымских санаториев. Все эти деньги были направлены на обеспечение деятельности подведомственных объектов, говорится в ответе ведомства на запрос «Власти». С сентября 2014 года заполняемость отдыхающими здравниц достигла 80%, утверждают в управделами.

Что досталось силовикам

Второй половиной «федеральных» санаториев распоряжаются правоохранительные органы. Силовики получили имущество по принципу прямого наследия. ФСБ досталось шесть объектов: три от СБУ («Евпатория», «Парус» и «Черноморье») и еще три — от погранслужбы («Пограничник», «Песчаное» и «Прибрежный»). МВД получило базы отдыха украинской милиции: «Ратник», реабилитационный центр «Алупка», санатории «Дружба», «Буревестник», детский реабилитационный центр «Изумрудный», пансионаты «Меркурий», «Огонек» и «Сокол». В общей сложности все эти санатории могут одновременно принять 2200 человек. Республиканский ФСИН будет распоряжаться базой отдыха «Уют» в Севастополе. Федеральная служба охраны будет управлять государственными резиденциями в Форосе: N6, N8 «Мухалатка», N11 «Заря», дачами N9 и 10.

В ведение Минобороны перешли санатории украинских военных: «Крым», военный клинический санаторий им. Н. И. Пирогова, центр «Судак», «Феодосийский» и «Алупкинский». Правда, не все военные санатории сдались без боя. Так, в список национализируемого имущества попал «Ялтинский», расположенный на территории городского парка Мордвиновский. В 2004 году помещения санатория были проданы четырем частным структурам, и лишь в 2011 году хозяйственный суд Крыма вернул его в госсобственность. Несмотря на решение Совмина о национализации к концу 2014 года санаторий был зарегистрирован на группу частных лиц. Представитель «Ялтинского» сообщил «Власти», что комплекс до сих пор находится в частной собственности по решению городского суда. В конце февраля 2015 Госсовет принял отдельное решение, снова признающее здравницу собственностью республики.

Проблем с отдыхающими украинскими военными в переходный период не было, рассказала сотрудница санатория «Крым»: некоторые из них после референдума просто досрочно уехали домой. В 2014 году «Крым» стоял полупустым: хотя Минобороны РФ пообещало дать денег на ремонт и сразу же направило отдыхающих, многие побоялись не добраться из-за очередей на Керченской переправе.

По уверениям директора санатория имени Пирогова Ильи Довганя, в момент проведения референдума и после него украинских военных там не было. Санаторий, один из наиболее известных и оснащенных в Крыму, клиентов почти не потерял: в 2014 году в нем отдохнуло 12,5 тыс. человек (для сравнения: в 2013 году — 14,2 тыс. человек). Три четверти отдыхающих прибыли из России, 1292 человека — жители Крыма, и даже с Украины доехало 700 человек. Абсолютное большинство реализованных за прошлый год путевок — коммерческие, по льготным путевкам отдохнуло чуть больше тысячи человек. Так было и раньше. Санаторий, хоть и числился за украинским Минобороны, в основном работал за счет коммерческих визитов: количество льготных путевок за 2013 год составило немногим более 2%. В следующем году санаторий планирует обслуживание не менее 7400 военнослужащих, более половины от всех запланированных путевок.

Другие федеральные органы власти похвастаться крымскими санаториями пока не могут. Лишь Федеральная налоговая служба получила пансионат «Днепр» (переименованный в «Южный») в Гаспре и «Маяк» в Заозерном. Еще летом Совмин Крыма передавал в безвозмездное пользование Минфину исторический санаторий «Дюльбер», ранее управлявшийся аппаратом Верховной рады. Но одним из последних распоряжений в феврале Совмин вернул «Дюльбер» вместе со стоящими рядом «Мисхором» и «Ай-Петри» под управление Министерства курортов Крыма. РЖД остались без санаториев крымских железнодорожников, а профсоюзные организации получили лишь два из 16 санаториев «Укрпрофздравницы».

Чего лишились олигархи

Национализация захлестнула не только ведомственные, но и частные здравницы. Экс-губернатор Донецкой области олигарх Сергей Тарута, купивший в 2003 году принадлежавший Верховной раде санаторий «Айвазовское», обустраивал его как для себя. В 2008 году здесь отмечал свое 70-летие экс-президент Украины Леонид Кучма, а в 2011 году олигарх праздновал в санатории свадьбу своей дочери. Тарута собирался построить на месте «Айвазовского» первый пятизвездный отель Hayatt. Пока на территории начали строить лишь японский сад с домиком для чайных церемоний, но сейчас даже эта стройка заморожена.

В июле прокуратура Крыма оспорила передачу земель структурам Таруты, а в ноябре республиканский Госсовет принял решение о национализации парка и санаторного комплекса, после чего комплекс несколько недель охраняли отряды самообороны Крыма (добровольцы, участвовавшие в перекрытии погранпостов в феврале-марте 2014 года, сейчас работают на постоянной основе и получают зарплату из республиканского бюджета). Сотрудникам, не получавшим до этого зарплату несколько месяцев, было предложено уволиться из ООО «Олива парк» по собственному желанию и написать заявления о приеме в новую структуру: «Айвазовское» превратилось в ГУП «Ай-Петри» и стало еще одним санаторием управделами.

Глава Крыма Сергей Аксенов объяснял оправданность национализации имущества донецкого олигарха незаконностью приватизации, председатель Госсовета Владимир Константинов — тем, что Тарута «потворствует братоубийственной войне, убийствам мирных граждан, своих граждан». Также, по словам Константинова, фактическими инициаторами проверки стали простые крымчане, возмущенные ограждением парка пансионата забором и платным входом на территорию парка (сделать парк общедоступным отдельно требовала и прокуратура). Спустя четыре месяца простые крымчане плюсов от перехода собственности так и не увидели: парк так же обнесен забором, а вход на территорию «Айвазовского» по-прежнему платный и стоит 200 рублей. Сам олигарх, а ныне депутат Рады национализацию не признает. «Сейчас готовятся иски в суды. Это все воспринимается как абсолютно циничная акция, направленная лично против Таруты. Для него это личная история, он вложил в этот парк больше энергии и сил, чем денег»,— заявил «Власти» советник депутата Константин Батозский.

Санаторий «Форос», как и другое крымское имущество днепропетровского олигарха Игоря Коломойского, республиканские власти с самого начала обещали выставить на торги, чтобы покрыть долги принадлежащего ему Приватбанка перед крымскими вкладчиками. Еще в сентябре в «Форос» зашли сотрудники правоохранительных органов вместе с отрядами крымской самообороны и изъяли документы. Санаторий с парком 70 га отошел новым властям почти без боя: процедура банкротства была начата еще в прошлом году, и из сотрудников в санатории почти никого не осталось.

Сейчас там находится лишь два десятка охранников из числа местной самообороны. Дежурство по санаторию длится две недели, после чего люди в камуфляже отправляются в другие части. Живут они в пустующем санатории скромно, спят по два—четыре человека в комнате, обедают в хозяйственном помещении, качаются в спортзале и катают бильярд в цокольном этаже. Работа скучная, признается командир советско-джанкойского взвода самообороны Александр Подгорнек: за все время можно встретить разве что местных мародеров и хулиганов. Сам отель, в котором даже в номерах витает дух ЦК, он называет очень хорошим, «разве что чайники надо поменять». Инвесторов и потенциальных покупателей особенно не видел: «Приезжают какие-то люди на машинах и что-то смотрят». С марта в санатории к работе должен приступить персонал. В том, что санаторий будет вот-вот продан, самообороновец сильно сомневается: «Я так скажу. Если бы уже что-то сейчас продавали, меня бы на март тут дежурить не назначили».

После референдума сотрудники санатория первым делом покрасили в золотой цвет статую Ленина

Сам санаторий, как и все имущество Коломойского, управляется распорядительной дирекцией имущества Республики Крым. В прошлом году крымские власти обещали продать все национализированное имущество Коломойского в течение полугода, в феврале Аксенов снова поручил чиновникам ускорить процесс продажи. В прошлом году крымские власти даже дали предварительной оценку стоимости санатория, $40 млн, сейчас они от оценок отказываются. По словам Гордецкого, представители Коломойского лично к республиканским властям не обращались, международных судов чиновники не боятся. «Волков бояться — в лес не ходить. И даже если кто-то пострадал от национализации — Коломойский или кто-то еще. Но есть люди, которые брошены, они не получили деньги, и эти деньги им надо выплатить. По нашим подсчетам, даже того, что мы сможем получить, может и не хватить на выплату долгов»,— прогнозирует Гордецкий.

Отмена решений о незаконной приватизации и изъятии частной собственности в пользу государства коснулась лишь выборочного круга украинских олигархов. Так, санаторий «Жемчужина Крыма», владение которым приписывали структурам, близким к экс-премьеру Украины Николаю Азарову, сейчас зарегистрирован как филиал московского ООО «Гурзуф-центр» (директор компании отказался комментировать «Власти» вопросы собственности). В поселке Отрадное около Никитского ботанического сада продолжаются строительные работы так называемого чайного домика Виктора Януковича: территория огорожена высоким забором, а единственный подъезд к усадьбе ведет через охраняемую же территорию санатория «Дельфин», закрытого на ремонт еще в 2013 году. Другие владения, приписываемые экс-президенту Украины и прозванные украинскими журналистами Новым Межигорьем, может ожидать менее завидная участь: в феврале Балаклавский суд вынес решение о сносе незаконных построек в районе мыса Айя.

Что осталось крымскому правительству

В мае 2013 года детский санаторий «Юность» в Симеизе печально прославился на всю Украину: в одном из корпусов обрушился балкон с детьми, одна из девочек погибла. Позже прокуратура объявила, что строение, в котором произошла трагедия, было в аварийном состоянии, руководство санатория заселяло его с нарушением закона, на главврача и его замов были заведены уголовные дела по превышению полномочий и по халатности. Украинский Кабмин после трагедии выделил Минздраву дополнительные 12,8 млн гривен «для предотвращения экстренных ситуаций и проведения ремонта в санатории «Юность»».

Сколько из этих денег действительно дошло до санатория, неизвестно, но построенные еще в начале ХХ века санаторные корпуса до сих пор не отремонтированы, лишь в печально знаменитом корпусе снесли оставшиеся балконы и поставили пластиковые окна.

После референдума сотрудники санатория первым делом покрасили в золотой цвет статую Ленина, стоявшую еще с тех пор, когда пансионат был санаторием имени Ленина. «Нам вообще казалось тогда неправильным, когда памятники по всей Украине сносили,— показывает золотого вождя дежурный доктор Елена Мирошник.— Это все же наша история».

От Минздрава Украины после референдума санаторий перешел в ведение республиканского Минздрава. А уже в российском ведении санаторий облагородили новыми туалетами, новой мебелью в медицинских кабинетах и застеклили балконы в спальном корпусе. В летний сезон санаторий был загружен на две трети, сейчас в нем проходит лечение 30 детей. Раньше круглогодичный санаторий принимал детей со всей Украины, с прошлого года там лечатся только дети из Крыма.

Вместе с «Юностью» крымский Минздрав получил еще 36 санаториев, пансионатов и здравниц разной степени изношенности, в основном это противотуберкулезные здравницы и детские учреждения. Еще по несколько санаториев досталось республиканским Минобру, Минспорту и Минтруда. Четыре санатория, включая «Приморье» в Евпатории и «Орлиное гнездо» в Ялте, перешли в ведение управление делами Госсовета, еще два — в управление делами Совмина.

Все, что не ушло к управделами, силовым ведомствам и профильным крымским министерствам, власти республики распределили между двумя аккумуляторами санаторных комплексов: ГУП «Солнечная Таврика» (подчиняется Министерству курортов) и распорядительной дирекцией имущества республики Крым (находится в ведении Министерства земельных отношений).

«Солнечная Таврика» по замыслу чиновников должна заниматься управлением действующими санаториями: оформлением госзаказа, крупными контрактами, распределением заявок. В первоначальном перечне пансионатов, переходящих «Таврике», было 107 объектов, но к сегодняшнему дню их осталось лишь 33. Объединение понадобилось для централизованного управления санаториями, говорит руководитель «Солнечной Таврии» Людмила Ермакова: например, такая форма позволит направлять доходы, полученные от одного комплекса, на ремонт другого в случае необходимости.

В распорядительной дирекции сосредоточены те объекты, которые находятся в не очень хорошем состоянии, которые банкротили или чья инфраструктура разрушена, объясняет Гордецкий. Дирекция должна провести оценку переданного ей имущества.

От чего отказались все

Но не всем бывшим гослечебницам повезло. Специализированный санаторий «Ветеран», расположенный на окраине Алушты, привлекательнее на бумаге, чем в жизни. Парк на 4,5 га и жилой корпус на 300 человек в реальности оказываются зарослями с разбитыми дорожками и зданием, которое с момента постройки в 80-х не знало капитального ремонта. До центра города — три километра по песчаной дороге со следами асфальта, столько же до ближайшего пляжа. «Ветеран» последние годы подчинялся Минздраву и работал исключительно по путевкам соцстраха, выдаваемых инвалидам и участникам войн, и коммерческой деятельности не вел.

В мартовском списке национализируемых объектов «Ветеран» значился первым, но вопрос, какому ведомству он будет передан, видимо, решится последним. Директор санатория Николай Федоров лишь бросил на ходу, что не знает, в чьем распоряжении сейчас «Ветеран», и отказался от дальнейших комментариев: «Не хочу плохо отзываться о власти». За прошлый год сотрудникам санатория сообщали, что теперь они управляются то Фондом имущества Крыма, то Федерацией независимых профсоюзов Крыма, то «Солнечной Таврикой», то снова фондом. «Вопросы касаемо заработной платы предположительно находятся в ведении Министерства земельных и имущественных отношений»,— зачитывает старший юрист санатория Анастасия Галкина письмо из профсоюзной организации. При этом украинский Минздрав до сих пор присылает в «Ветеран» запросы об отчете использования санаторием бюджетных средств.

В прошлом году зарплату сотрудникам санатория, как и всем ведомственным пансионатам, выплачивали республиканские власти, после перерегистрации денег из крымского бюджета санаторий больше не видел, рассказала Галкина. Зарплату сотрудники не получают уже третий месяц.

В августе 2014 года «Ветеран» принял беженцев с юго-востока Украины и получил за них компенсацию, 947 рублей за человека. В конце года санаторий участвовал в российских тендерах и получил три сотни постояльцев: 111 человек приехали из Владимира, еще 170 — из Севастополя, путевки оплатил фонд социального страхования. В конце прошлого года сотрудники свели баланс и на вырученные деньги купили телевизоры, кровати и стиральную машину.

О том, кому в итоге достался «Ветеран», не знают пока даже сами чиновники. В Министерстве земельных отношений «Власти» сказали, что санаторий подчиняется Министерству курортов. Источник в Минкульте сообщил, что в ближайшее время «Ветеран» перейдет в ведение республиканского Минэкономразвития, и на базе разваливающегося санатория в партнерстве с инвесторами будет создан пансионат современного типа для пожилых людей. Сотрудники «Ветерана» об инновационных планах ничего не слышали. Инвесторов, как и чиновников, полузабытый санаторий для пенсионеров, по словам Галкиной, также не привлекает: «Инвесторы приходят, смотрят, что это горная местность и не близко к морю, что много денег надо вложить в ремонт и что при этом всего 300 койкомест на 4,5 гектара, и уходят».

200 крымских здравниц, которые Россия записала в свой актив,— еще и финансовое бремя, которое ляжет на федеральные и республиканские власти. На весь санаторный комплекс в ФЦП развития Крыма запланировано 9,2 млрд руб. Частных инвесторов пока нет, да и в плане приватизации, который крымские власти отправили на согласование в федеральное правительство, продажа санаториев не предусмотрена, говорит источник в Совмине.

Топ-10 крупнейших крымских санаториев